October 17th, 2015

Багровый Пик. Унесенные призраками.

После гиганского реверанса в сторону кайдзю (гиганских монстров) в предыдущем полнометражном фильме “Тихоокеанский рубеж” 2013 года, мексиканский режиссер Гильермо дель Торо вернулся к излюбленной теме мистики и психологии человека.


Фильм рассказывает историю любви девушки Эдит Кушинг (Миа Васиковска). Ее папа влиятельный строительный магнат и к нему на поклон является молодой баронет Томас Шарп (Том Хиддлстон) чтобы взять кредит на изготовление паровой машины для добычи красной глины. Эдит влюбляется в баронета, однако отец не желает видеть в изобретателе будущего тестя. События развиваются слишком долго и мучительно, но затем Эдит все же выходит замуж за Томаса и отправляется в его поместье, известное как Багровый Пик, так как оно располагается на залежах красной глины, которая регулярно проступает сквозь первый снег. Вот тут и начинают происходить странные события с налетом мистики, которые наводят на мысль, что с семьей Шарпов не все так просто.


Актеры наслаждаются отыгрышем костюмированного представления. Миа Васиковска честно носится по экрану в десятке юбок, продвигает феминистические высказывания и пучит от страха глаза, увидев очередное нечто. Тому Хиддлстону придется еще долго отмываться от статуса бога Локи. Он может нацепить фрак и танцевать вальс со свечкой в руке, но образ Локи все равно не хочет отцепляться. Подобно Дэниэлу Рэдклиффу с его Гарри Поттером или Тоби Магуайру в амплуа Человека-Паука, Тому понадобится еще не один фильм, чтобы развеять этот образ. Пока что - не получилось. Джессике Честейн, сыгравшей сестру главного героя Люсиль Шарп, в этом плане проще - избежав участия в Марвеловских супергеройских блокбастерах, ей проще играть как положительных, так и отрицательных персонажей.


Чего у “Багрового Пика” не отнять, так это великолепной работы с паранормальными явлениями. Каждое появление призрака оборачивается торжеством работы компьютерной графики. За долгие годы своей карьеры, дель Торо отточил свое видение призраков и связанных с ними эффектов. Глядя на этих потусторонних существ, четко узнается стиль режиссера. С другой стороны, узнаваемость образов ведет к визуальной и идейной вторичности. Неужели Гильермо сдулся и ничего нового не может придумать? Ответ на этот вопрос каждый решит для себя сам.


Мистика и призраки ставятся во главу рекламной кампании фильма, однако оказываются совсем не главным ее достоинством. Весь фильм не покидает ощущение, что смотришь классическую мелодраму на манер “Унесенных ветром”, и лишь периодические сцены с призраками убеждают, что это все же фильм дель Торо. Это не в коем случае не ужастик, однако стандартные скримеры в нем все же присутствуют. Все фирменные режиссерские приемы на месте: нагнетание атмосферы, ожидание чего-то мистического, крупные планы насекомых и демонстрация истинной природы человека. Для дель Торо важно показать, что любая мистика это вторичный, даже лишний элемент, но он нужен, чтобы подчеркнуть мысль, что все зло исходит лишь от человека. Не нужно боятся призраков, они бестелые и вряд ли причинят вам реальный вред, а вот люди - вот они способны сделать вам по настоящему больно. Аналогичная манера повествования использовалась и в другой, более ранней работе режиссера, “Хребет дьявола”, но там метафоры были более глубокие. В какой-то момент проскакивает мысль, что если убрать призраков, останется лишь мелодрама с затянутым вступлением и со скомканной концовкой. Но без призраков это будет уже не фильм Гильермо дель Торо.



6 из 10